Проект "ТОП-5 инновационных предприятий Курганской области".
НПО КЗСТ. Производство специальной техники.

Замыслив проект «Топ-5 самых инновационных предприятий Курганской области», мы нисколько не сомневались в необходимости посетить научно-производственное объединение Курганского завода спецтехники. Да и как тут было устоять, если девизом компании, заявленным на главной странице сайта kzst45.com, стал не терпящий многозначности слоган: «Инновации – в производство спецтехники!» Нас, непосвященных промышленных туристов, мотивированных стремлением узнать как можно больше о тонкостях работы предприятия, встретили его исполнительный директор, Вячеслав Викторович Филимонов, и Юрий Геннадьевич Денисов, конструктор, чей непосредственный вклад есть в каждом техническом ноу-хау КЗСТ. Они-то и рассказали, как благодаря неустанной, ни на секунду не прекращающейся научно-исследовательской деятельности появились по-настоящему революционные системы, не имеющие аналогов в нашей стране. Однако обо всем по порядку...

 

- Вячеслав Викторович, немного об истории завода. Кто стоял у истоков, был идейным вдохновителем?
Филимонов:Идейным вдохновителем был мой отец, Виктор Владимирович Филимонов, генеральный директор завода и его учредитель. Всю свою жизнь он увлекался металлообработкой, и это хобби в какой-то момент предопределило рождение нового предприятия. Но начиналось все очень давно. В 1989 году отец основал строительную организацию: возводили мосты, затем промышленные объекты. А уже в 2004 году купили первые станки и организовали свое производство. Совместно с Варгашинским заводом противопожарной техники и спецоборудования занялись созданием машин. А дальше… Наращивали объемы, расширяли спектр продукции, освоили, помимо пожарных автомобилей, выпуск дорожной и коммунальной техники, нестандартного оборудования, постепенно укомплектовывали и укрепляли материально-техническую базу.

Как оказалось, в деле реализации инновационных проектов нет строгих возрастных ограничений: ЗАО НПО «КЗСТ» образовалось всего лишь два года назад. Но это де-юре. Фактически же к непосредственной работе предприятие приступило значительно позже – в сентябре прошлого года после покупки собственных производственных площадей и переезда на новое место жительства по адресу: ул. Невежина, 3, где некогда располагался Курганский завод колесных тягачей.

Филимонов: Переехали стремительно, вещи побросали и – сразу в работу. Незадолго до этого мы выиграли аукцион МЧС России, по итогам которого должны были в достаточно короткие сроки поставить три роботизированные установки пожаротушения. Вот, вчера сдали последний автомобиль...
- Успешно?
Филимонов: Абсолютно, никаких вопросов и нареканий.

- Прежде чем мы поговорим об этой, да и других уникальных разработках вашей компании, я бы хотела узнать, что именно вы понимаете под «инновациями».
Филимонов: Думаю, каждый вкладывает свой смысл в значение этого слова. Мы используем современные технологии, генерируем идеи, проводим фундаментальные исследования, но главное, создаем (!) новый и эксклюзивный продукт – в этом и есть наша инновационность.
Денисов: Лично я считаю, что инновация – это изобретение, которое можно зарегистрировать, получив на него патент, и довести до серии. На данный момент у нас порядка 10 патентов: четыре из них – на лафетные стволы, один есть на прецессирующие редукторы… Между прочим, новейшая разработка, без ложной скромности – силовые редукторы такого типа производим только мы.
- Но поскольку они запатентованы, никто и права не имеет…
Денисов: Патенты, конечно, жизненно необходимый инструмент защиты многолетних и дорогостоящих исследований от подделок. Но боюсь, что в критической ситуации они не помогут… В случае с редукторами надежда только на то, что вряд ли кто-то сможет повторить и рассчитать геометрию – сложно. Нам это удалось только в сотрудничестве с Тюменским нефтегазовым университетом.

Вообще сотрудничество для ведущих специалистов Курганского завода спецтехники – это значительный ресурс для развития, та объединяющая сила, которая позволяет не только обмениваться опытом, но и наращивать темпы исследований, порой в самых неожиданных областях. Не так давно плодом совместного труда с Центром Илизарова стали аппарат для разработки суставов и гексапод – механизм, способный поставить сломанную кость точно на место. Сегодня предприятие не остается в стороне от насущных проблем нефтяной промышленности и предлагает свой вариант их решения – использование прецессирующего редуктора в составе погружного насоса на скважинах, разрабатывающих тяжелую нефть.

Денисов: Министерством природных ресурсов РФ была опубликована статистика, как обычно не предвещающая ничего хорошего: в России осталось не более 30% запасов «жидкой» нефти; остальные 70% – нефть вязкая, трудноизвлекаемая. В добыче же соотношение обратное. Если ничего не изменится, то к 2030 году большинство месторождений исчерпают ресурс. На поиск новых рассчитывать пока не приходится. Что и влечет за собой закономерное обострение вопроса о новых способах разработки черного золота, между прочим, весьма затруднительных. Как показали испытания, наш редуктор идеален для создания насосов, перекачивающих высоковязкую нефть.
- Почему? В чем его особенности и преимущества?
Денисов: Не вдаваясь в технические подробности, назову самое основное: это оборудование выдерживает колоссальные нагрузки при малых габаритных объемах. Что стало возможным благодаря прецессии, когда в одновременном зацеплении находится от 10 до 30 пар зубьев шестерни со средним спектором зацепления – 120 градусов. Как следствие, исключаются трение, вероятность заклинивания, увеличивается показатель надежности, растет КПД (до 96%). Ну и, естественно, очень привлекательна возможность исполнения редуктора с электроприводом (в том числе и на дистанционном управлении).

- Можно ли говорить о том, что у вас серийное производство?
Филимонов: Редукторы мы только начали выпускать, но уже изготавливаем для «Корвета» целую линию приводов на их основе. А вот объем реализации лафетных стволов исчисляется сотнями... Дорожную и пожарную технику изготавливаем в основном контрактными партиями.

Казалось бы, что нового можно придумать для борьбы с огнем в современном веке? Все уже освоено и принято на вооружение... Но мир не стоит на месте: меняются стоящие перед огнеборцами задачи, а вместе с ними и техника для их решения. Сегодня роботы стали приоритетным направлением в оснащении подразделений МЧС России: они передают информацию, мониторят обстановку, тушат пожары, работая при очень высоких температурах, в условиях, когда есть угроза для жизни людей. Они – глаза и руки спасателей.

Филимонов: В конце 2011 года мы приступили к сборке первого опытного образца мобильной роботизированной установки пожаротушения, прошло два месяца, и все документы в Академию ГПС МЧС были готовы: техусловия, чертежи, результаты испытаний – отправили, там сочли возможным, что такая машина имеет все основания существовать, и сертифицировали ее. Как я уже сказал, один заказ на поставку трех единиц техники мы уже выполнили: они ушли в Сочи и закрытые города. Сейчас оформляем новый контракт на изготовление еще трех экземпляров для Новосибирска, Красноярского края и Свердловской области.

- А вообще этот робот – полностью ваша разработка или результат технологического плагиата? Ведь он существует в других странах.
Филимонов: Это стопроцентно наша собственная разработка. Да, говорят, в Австрии есть подобная машина, но ведь нам чертежи никто не показывал, руками мы ее не щупали, вживую не видели... Есть конструкторское предприятие «СТЭК», возглавляемое Юрием Геннадьевичем, есть производственные мощности КЗСТ, мы объединяем усилия и решаем любые поставленные задачи. Так скажем, своеобразный инновационный тандем…
- Поставленные кем?
Филимонов: В основном мы отталкиваемся от потребностей: МВД, МЧС, различных отраслей хозяйства, медицины, нефтяной промышленности... Часто бывает, что к нам обращаются с просьбой реализовать какую-то идею – беремся и делаем. Результаты говорят сами за себя. Хотя порой действуем и по собственной инициативе.
- Расскажите подробнее о возможностях роботизированной установки.
Филимонов: Это действительно исключительный комплекс, единственный в своем роде. Он создан для работы в экстремальных условиях, когда обычные методы пожаротушения связаны с угрозой для жизни и здоровья человека. Высокая проходимость и маневренность, дистанционное управление на расстоянии до 300 м, видеонаблюдение, передающее изображение на дисплей стационарного компьютера... И опять-таки возвращаясь к внедрению технологий: электрогидромеханика ранее никогда не применялась на гусеничной технике. Гидромеханика, не спорю, была. Нам же удалось совместить.
Денисов: Два режима тушения пожара – контактная и распыленная струя. Форсунки стоят на трубе с вентилятором, благодаря чему устройство выбрасывает капли водяного тумана с высокой скоростью на 60 метров. Очень эффективно: отличная охлаждающая способность плюс непосредственное проникновение к источнику возгорания, экономия исходного объема воды.

- Некоторые свои работы вы выводите на уровень салона «Комплексная безопасность». Осознаете перспективность развития того или иного изделия, технологии?
Филимонов: Да. И еще ни одна машина, представленная на выставке, не осталась без внимания. К примеру, дебютировали в 2008 году, представив опытный образец принципиально нового типа автомобиля первой помощи (АПП) на базе шасси «Валдай». Это была наша разработка, прошедшая госкомиссию и приемочные испытания на Варгашинском заводе ППСО.
Денисов: Там уникальный принцип подачи воды сжатым воздухом. Ноль времени разворачивания, машина еще не подъехала, а уже может стрелять. Плюс благодаря системам управления и видеонаблюдения осуществляется адресная подача тушащего вещества. Скажу честно, сначала специалисты ВНИИПО были убеждены, что машина не способна работать, но после демонстрации ее способностей взяли свои слова обратно. И между прочим, в мероприятии принимал участие тогда еще министр МЧС России Сергей Шойгу, и тоже дал очень хорошие отзывы.
Филимонов: В свое время и наш «Трап-С» произвел полный фурор и был удостоен высокой оценки. В мире нет подобного автомобиля. Он находит свое применение преимущественно в городах, где людей приходится спасать из многоэтажных зданий.
Денисов: Это многосекционный раскладной трап шириной 1,2 м, установленный на шасси «КамАЗ». Распрямляясь, он может дотянуться до высоты 12 м, то есть до уровня пятого, шестого этажей. По такому трапу, выдвинутому под углом 30°, можно бежать, а не карабкаться как по лестнице, что позволяет быстрее подниматься пожарным и оперативнее эвакуироваться жильцам. А скорость в подобных обстоятельствах часто становится вопросом жизни и смерти!
Филимонов: На сегодняшний день автомобиль состоит в боевом расчете Челябинска.

- На что вы делаете ставку в своей продукции?
Филимонов: На качество. Мы сейчас в первую очередь работаем над организацией отдела технического контроля, для того чтобы отслеживать каждый этап в производственной цепочке. К тому же каждая машина в обязательном порядке проходит приемочные государственные испытания и сертификацию в системе ГОСТ и ISO, что является прямым подтверждением соответствия изделия международным стандартам и уверенным показателем надежности при эксплуатации в экстремальных условиях.
Денисов: И, конечно, на спектр. Мы же интегрированы в цепочку: «разработка-производство-реализация». Поэтому должны ориентироваться на рынок сбыта. А он у нас очень прихотливый: сегодня одно требуется, завтра – другое. Возникает необходимость разнообразить продукцию.
- Вы ощущаете, что вам нужна поддержка государства?
Филимонов: Конечно, она нужна в любом производстве. Самостоятельно, с нуля, без финансовых вложений – очень тяжело и долго.
Денисов: Но, тем не менее, крутимся сами, на свои собственные деньги... И этих денег, как всегда, в обрез, потому что рождение новых идей – процветающая традиция нашей компании. А нам важно, чтобы разработки не оставались на бумаге, а претворялись в жизнь...
- Плюс приносили серьезные дивиденды...

К слову, планы у молодого и перспективного предприятия действительно есть. И немало. Помните старую, добрую пословицу «Дома и стены греют»? А теперь представьте, что эти стены принадлежали крупнейшему в стране производителю колесной техники тяжелого класса... Лишь одно воспоминание о канувших в Лету масштабах будоражит сознание и вдохновляет, в самом воздухе витает замысел восстановить производство колесных тягачей, пусть малыми сериями, но обязательно с применением собственного опыта и внедрением передовых технологий.

Филимонов: Бросили все силы на мониторинг рынка сбыта и поиск потребителя. Хотя уверенность в том, что такой продукт будет востребован, не иллюзорна и вполне обоснованна.
Денисов: Мы уже приступили к модернизации конструкторской документации, унаследованной от КЗКТ. Планируем перейти на гидравлический привод этих машин, а прецессирующие редукторы сделать бортовыми колесами.
- Вот и повод для новой встречи...

ТЕКСТ: Анастасия Мазеина
ФОТО: Евгений Кузьмин
�������@Mail.ru